Как избавиться от интернет-зависимости: советы тех, кто научился отвлекаться от телефона

null
Фото: Екатерина Сычкова

Россию включили в топ-15 самых зависимых от интернета стран. Такие данные приводит международное агентство We Are Social, специализирующееся на исследованиях социальных медиа. «Моменты. Тюмень» опросили своих читателей «ВКонтакте» и выяснили, что «залипание» в смартфон часто мешает им. В новой рубрике «Лайфхаки» мы расскажем, что делать с интернет-зависимостью.

Проанализировав ответы читателей, мы выделили три наиболее повторяющихся мотива, во-первых, интернет — способ сбежать от одиночества или от недружелюбного мира, проблем, во-вторых, это неотъемлемая часть современной жизни, ведь все наше существование интегрировано со смартфоном, и изменить это невозможно, в-третьих, реальная жизнь проигрывает интернету — она слишком серая, а в сети все очень красочно.

Читатели отметили: «иногда я трачу кучу времени на VK, хотя могла бы сделать гораздо более полезные дела. Но вообще, в интернете гуляет фраза: чего вы возмущаетесь, что я все время в соцсетях? Дайте мне в реальную жизнь людей оттуда, и я забуду про интернет навсегда. У меня все классное общение — в соцсетях. В жизни люди ко мне не тянутся, и мне порой грустно от этого», «С людьми хочется общаться больше, со всеми же не встретишься, многие из разных городов», «От окружения очень сильно зависит, захочет ли человек убегать от реальности в интернет», «Не в интернете проблема, интернет — это способ убежать от реальности. Такой же, как запрещенные вещества, алкоголь, игры. И чтобы избавиться от зависимости, надо решить свои внутренние проблемы со специалистами», «Когда реальность *****я (плохая, — прим.ред), немудрено от нее убегать. Проблемы на пустом месте не образуются», «У меня все про вуз в телефоне: расписание, группа, лекции, задания, зачетка».

Читатели также поделились рецептами, как справлялись с зависимостью. Кому-то помогает живое общение и активный отдых, кому-то — строгое отслеживание времени, проведенного в интернете, с помощью таймеров, кому-то — введенное в организации правило «до обеда никаких соцсетей». Кто-то действует совсем радикально — удаляет со смартфона приложения соцсетей.

Фото: Вадим Ахметов

У героев «Моментов. Тюмень» рецепты тоже разные. Они поделились ими с редакцией.

Ксения Кремлева, вывозит тюменок на девичники за границу:

Я отслеживаю экранное время, проведенное в соцсетях, с помощью встроенной функции iPhone. Средний показатель в день — около трех часов я в интернете. Этого достаточно для полноценной работы, отдыха и продуктивности.

Елена Молдованова, экс-режиссер Камерного театра «Солнце Сибири», сейчас живет в Москве:

Сложно бороться с зависимостью, так как удаленка предполагает, что ты постоянно в интернете, в мессенджерах и соцсетях. Главный лайфхак — постараться начальство и своих родных людей (4-5 человек) объединить в один мессенджер, и быть на связи круглосуточно. А все остальное, включая рабочую почту, проверять дважды в день и не чаще. Это экономит много времени, больше всего ресурса съедает экстренное реагирование на все.

Мария Екимова, владелица бьюти-студии RED, звездный визажист (рассказала в stories в Instagram):

С недавних пор я приняла решение, что, приходя домой, когда мы находимся вдвоем с моим парнем, убираю телефон, и не беру до следующего утра, до 9:00. Утром, когда просыпаетесь, тоже лучше его не брать. Поэтому не обижайтесь, если я вам не отвечаю. В 20:00 заканчивается рабочий день в салоне Red. До 21:00 я, конечно, принимаю экстренные вызовы, а потом — все.

Instagram marie_ekimova

Мария Будыкина, режиссер молодежного театра «Май»:

Лайфхаков у меня нет, хотя с интернет-зависимостью хочется бороться. У меня была одна попытка установить приложения для отслеживания потраченного в сети времени, но я его удалила в тот же день, потому что оно меня раздражало своими постоянными уведомлениями. Отчасти помогли подкасты психолога Андрея Курпатова, он часто говорит про интернет-зависимость, и как это влияет на наш мозг и нашу жизнь. Когда его вспоминаю, просто беру и откладываю телефон.

Шамиль Пшеунов, шоумен:

Большая часть моей работы состоит в том, чтобы быть в сети, поэтому, при первой возможности, я с удовольствием провожу время вне интернета. Считаю, что зависимости у меня нет, в рамках разумного.

Ирина Белышева, бармен:

Сейчас у каждого из нас практически вся жизнь в телефоне. Мы там и общаемся, и черпаем новые знания, и развлекаемся. Я, признаться честно, очень много времени провожу в телефоне, потому что привыкла к тому, что почти все происходящее показываю в Instagram, там же и постоянно общаюсь с людьми. Так что от меня лайфхаков по борьбе с зависимостью не добиться, я та еще интернет-зависимая.

Как это работает? Мнение психологов

Анна Левченко, психолог: любая зависимость — способ реализации какой-то потребности

VK a.domnina20

Интернет-зависимость, как любая зависимость, определяется тем, что без этого объекта удовлетворения каких-то потребностей человек испытывает очень много негативных эмоций — синдром отмены. Ему плохо, он беспокоится, злится, раздражается.

Механизм зависимости ясен: у человека есть потребность, и он эту потребность научился удовлетворять только таким способом. Например, потребность в самовыражении. Если в реальности человек столкнулся с какой-то негативной оценкой, или его не приняли вовсе, то в интернет-пространстве гораздо проще себя выразить, нужно приложить меньше усилий. То есть потребность удовлетворяется, способ закрепляется. И если так происходит много раз, и много раз удачно, то это приводит к тому, что другие способы удовлетворения этой потребности просто не рассматриваются. Например, тот же алкоголизм. Потребность алкоголика — жить в комфорте, как-то принять эту реальность, снять напряжение. Вместо того, чтобы учиться выражать эмоции, контактировать с людьми, он просто выпивает, и сразу попадает в состояние комфорта, спокойствия, свободы. И оно, конечно, ему нравится — это легко, не нужно прилагать дополнительных усилий. Наши нейронные связи идут проторенным путем, который уже известен мозгу.

Теперь разберемся с интернет-зависимостью. Например, постоянный просмотр, залипание на каких-то сайтах или в соцсетях, чаще всего — один из симптомов прокрастинации. Например, когда нужно сделать какую-то работу или даже выбрать, какую работу делать. Нужно и статью написать, и план на месяц составить. И человек мечется между этими двумя выборами. Либо он чувствует какую-то неудовлетворенность на работе, и поэтому сливает свое внимание туда. Это как будто бы отвлечение внимания от важных вещей на что-то менее важное и более безопасное.

Фото: Анна Майорова

Люди, склонные к тревоге, часто выбирают интернет-пространство как более понятное и удобное для себя, потому что вступить в контакт с собеседником в интернете гораздо безопаснее, чем с человеком в реальности. Интернет-общение — это не хорошо и не плохо. Важно, для чего вы его используете и как.

Что касается геймеров, которые просиживают сутки напролет за играми, это объяснить достаточно просто. Они попадают в тот мир, где им понятны правила, где они могут обладать способностями, возможностями. А здесь, в реальности, эти знания для них либо недоступны, либо размыты, либо у них нет возможностей. И мир кажется скучным, пресным.

Если мы посмотрим на развивающие игры, где нужно прилагать усилия, и человек этому виду деятельности определяет много времени вместо того, чтобы провести время с семьей, возникает вопрос — а может ли семья быть также интересна, как эта игра? Когда мне взрослые люди задают вопрос, как отучить ребенка от смартфона, резонно задать встречный вопрос: а вы интереснее, чем смартфон? Что вы можете дать ему?

Фото: Наталья Чернохатова

Зависимость от знакомств и виртуального секса

Есть зависимость, которую можно вынести в какой-то отдельный вид — зависимость от виртуального секса, постоянных знакомств, когда люди бесконечно зависают в Tinder и прокачивают свою самооценку тем, что они как бы востребованы. Порно-зависимость — достаточно вредная штука. Она приводит к изменениям в мозге, как и любая другая зависимость, но еще она чревата тем, что людям, в основном это мужчины, становится трудно вступать в контакт с реальным представителем противоположного пола.

Как избавиться от зависимости?

Нужно смотреть, насколько действительно все плохо. Если человека все устраивает, если он, несмотря на зависимость, социально адаптирован, работает, общается, может прокормить себя, обустраивает свой быт, тогда не думаю, что такой досуг является серьезной проблемой (если, конечно, сам человек не считает это проблемой). Ну, а если уже возникает социальная дезадаптация, нужно посмотреть на причины, приведшие к этой зависимости, то есть на потребности — какую именно функцию несет эта зависимость.

Она может закрывать сразу несколько функций. Это и общение, и принятие, и самовыражение, и сброс напряжения. Нужно разбираться с каждой. Нужно человека направлять, и чтобы он сам искал иные способы в реальности, как он может проявиться, насладиться этой жизнью. Понятно, что это не произойдет по щелчку пальцев. На то, чтобы нейронные связи начали формироваться заново, может потребоваться, например, год. В некоторых случаях не обойтись без медикаментозной поддержки. Здесь уже врач-психиатр может назначить антидепрессанты или противотревожные препараты, потому что когда человека лишают возможности, возникает синдром отмены с тревогой, гневом.

Что можно сделать для себя самого? Посмотреть: действительно ли оправданно то время, которое я провожу в интернете? Что мне это дает? Если я только сливаю туда внимание, когда нужно направить его на другие вещи, почему я так делаю? Если мне нужен отдых, нужно легализовать отдых (позволить себе отдых без терзаний). Я могу сам для себя легализовать отдых, если он мне нужен. А затем уже приступить к своим обязанностям. И это будет конструктивно.

Сергей Миргалимов, психолог:

Instagram psycholog.mir

Интернет-зависимость, как и другие зависимости, чаще всего опирается на неудовлетворенность или условно негативные переживания этой неудовлетворённости в реальной жизни. Например, отсутствие близких доверительных отношений, эффективных контактов, ярких эмоций может вызывать страх, чувство одиночества, несовершенства, печаль, беспомощность.

Интернет предоставляет простую возможность заместить реальную жизнь, и не испытывать страданий. Конечно, многие этим пользуются, виртуальная жизнь ярче, быстрее, эффектней, легче. Избавиться от зависимости, самостоятельно или с психологом, можно лишь работая с причинами, но не с последствиями. Здесь неплохо задать себе следующие вопросы: как произошло замещение реальности на виртуальную жизнь? Что я избегаю в реальной жизни? Какие эмоции я выбираю не проживать?

Алина Чибисова, коуч — о специфике зависимости от Instagram: в интернете ты получаешь подтверждение значимости лучшей, идеальной версии себя, но принимаешь это на свой счет

Instagram chibisovaa_

Люди, которые особо не могут реализоваться в реальной жизни, уходят в телефон. В интернете, на твоих страницах, есть подтверждение твоей значимости, твоей актуальности. Там отдают признание лучшей версии тебя, но ты воспринимаешь этой на свой счет, даже если фотография заретуширована, а текст триста раз был переписан. Ты выступаешь там в не совсем честном амплуа в большинстве своем. Для многих людей быть в телефоне — это значит быть в жизни, быть включенным в жизнь.

Люди выискивают для себя удобный шаблон, за которым им хочется следовать. И идут по пути наименьшего сопротивления

Ну где же еще, кроме как не через соцсеть, показать, что ты сейчас танцуешь или был на тренировке? Какое-то время назад я нанимала себе Smm-менеджера, потому что я ненавижу Instagram, как бы это ни звучало. Она заставляла меня выкладывать каждый свой шаг. «Идешь на тренировку — сфоткайся. Люди должны знать, что ты там была. Пошла обедать — сфотографируй обед. Все должны знать, что ты ходишь в этот ресторан». Меня хватило ровно на неделю. Потому что я хожу на тренировки для себя, для своего здоровья. А в ресторан хожу не потому, что выпендриваюсь, а потому, что не люблю и не хочу готовить. Это мой выбор, и я создаю себе комфортную жизнь.

Интересный факт. У меня обычно очень много переходов, активная публика. Я занимаюсь в «Даудель Спорт», но переходов на тренеров от меня было очень мало. Записалось человек пять. Зато когда я рассказала, что пошла на антицеллюлитный массаж, все толпой ринулись туда. Всем кажется, что хорошая фигура — это антицеллюлитный массаж, а не спорт. Люди идут по пути наименьшего сопротивления. Если какой-то девочке нравится то, что я транслирую, как я выгляжу, и она решает быть похожей на меня, то в восьми случаях из десяти она пойдет на антицеллюлитный массаж, а не в «Даудель».