«На Красной площади почему нельзя ничего менять? Потому что советчиков много». Застройщик Старой Зареки рассказал о планах на район

null
Первая очередь архитектурного ансамбля "Вознесенский". Фото: Денис Моргунов

Алексей Гоцык — руководитель строительной фирмы «Восток Девелопмент», что возводит в Старой Зареке архитектурный ансамбль «Вознесенский». Вокруг строительства в городе идет много споров. Они касаются того, нужно ли сохранять исторически сложившуюся архитектурную среду района (или хотя бы наиболее примечательные памятники деревянного зодчества), или снести ветхое жилье и отстроить район заново. Алексей решил объяснить свою позицию о строительстве. Он также поделился планами на устройство в Зареке пешеходного туристического маршрута.

«Заречная часть может стать псевдоисторическим центром города»

— Сейчас мы видим строительство первой очереди «Вознесенского». Будут ли еще очереди?

— Да, еще будут вторая и третья очереди. Все они расположатся в квадрате улиц Щербакова — Заозерная — Красноармейская — Береговая. У нас пять гектаров земли, там можно разместить порядка 70 тысяч квадратных метров. Первая очередь самая трудная. Вторая и третья пойдут повеселее. Там тоже будет малоэтажная застройка. Я принял решение всю коммерцию вынести на улицу Красноармейскую, чтобы логика движения пешеходов по мосту Влюбленных имела продолжение. Чтобы можно было спуститься с моста и зайти в кафе, магазины. Также есть большое желание создать музей купечества. Чтобы территория развивалась, и на ней были не только магазины и рестораны.

Фото: Денис Моргунов

— Ранее вы говорили, что хотите отреставрировать три исторических деревянных дома в Старой Зареке. Есть ли сейчас такие планы?

— Вопрос сохранения исторической среды, деревянного зодчества — это, конечно, первостепенная задача для всех. Потому что если мы это не сохраним, то рассказывать о том, как формировалась Тюмень, как жили люди, будет крайне сложно. Но ведь мы говорим в целом о развитии Заречной части города. А развитие предполагает, кроме строительства домов, прокладку инженерных сетей. Мы не можем подстраивать эту огромную махину так, чтобы не задеть красивые домики. Являются они памятниками архитектуры или не являются — это вторично.

На первом месте должна стоять красота. Если это красиво, то этому не нужно никаких документальных подтверждений — человек сам это видит. Ведь мы, когда приезжаем в другие города, в первую очередь идем не в магазины или аквапарки. Мы идем гулять в старый центр. При этом нам не важно, узаконенные памятники архитектуры мы видим или нет. Мы радуемся и наслаждаемся. Я так это понимаю. И мне как горожанину, человеку, который любит свой город, нет смысла в том, чтобы памятные дома были привязаны к конкретному месту в городе.

Мы считаем, что можно создать некое пространство, улицу или несколько улиц, и там любовно воссоздать копии этих домов. И не только из Заречной части. Надо создать место, где можно гостям, подрастающему поколению, жителям города рассказывать об истории города. И это должен быть удобный маршрут, не растянутый на километры. Потому что, во-первых, долго водить экскурсии сложно. Во-вторых, нет такого объема наследия, как, например, в Петербурге. Но это не плохо, это не тупик. Значит, это надо создать, сформировать.

Почему я говорю, что Заречная часть может стать псевдоисторическим центром города? Потому что через поколение многие будут думать, что здесь все так и было. Если мы все правильно спроектируем и гармонично выстроим, то будут считать, что это любовно восстановили, как восстановили после Второй мировой войны Европу. Мы же сейчас не задаемся вопросом, что, возможно, большая часть Дании, по сути, построена в XX веке. Мы с вами приезжаем туда и относимся к ансамблям как к памятникам архитектуры. И если мы в Тюмени сможем создать такой центр, это, конечно, будет круто.

— То есть, иными словами, вы хотите не реставрировать домики, а выстроить новые?

— Да. В Тюмени многие здания утрачены. Есть их фотографии, их можно восстановить. Я считаю, что это нормально. Я считаю, что нужно сохранять историю с новыми силами, новыми технологиями, но в первозданном виде. Деревянное зодчество никто не отменял. Есть технологии, которые позволяют состаривать дерево.

На самом деле я как работник отеля особенно в этом заинтересован. Я вижу, что Тюмень потихоньку начинает притягивать туристов. Туристам нужно на что-то смотреть, они хотят, чтобы им о чем-то рассказали. Нужно создать в Тюмени такой центр притяжения.

Плюс, я давно мечтаю о том, чтобы Тюмень перешла в новую стадию своего развития. Из города приезжающих и уезжающих людей в город, в котором люди остаются. А чтобы Тюмень стала такой, нужно, чтобы молодежи было за что зацепиться, чтобы возникли ценности. Где нет архитектуры — сложно создать какую-то среду. Среда — это не спортивные и детские площадки, не гранит на набережной, не велодорожки. Это ты любить не будешь, при всем моем уважении к урбанизму. Нужна архитектурная среда, нужны парки. Мы добавили в проект «Вознесенского» идею купеческого сада. Там будут липовые и яблоневые аллеи. Сначала хотели сделать регулярный парк, но, поскольку из-за строительства набережной деревья оказались вырублены, нам пришлось немного поменять концепцию.

Строительство «Вознесенского», январь 2021 года.
Фото: aa-v.ru

«Я пошел по самому сложному пути»

— В Старой Зареке сохранились остатки реального Колмогоровского сада. Вы планируете его восстановить?

— Во-первых, я не олигарх. Во-вторых, я несу ответственность только за тот участок, в границах которого строю. Я бы с огромным удовольствием взвалил на себя работу во всей Заречной части. Я знаю, что там можно сделать на самом деле лучший город Земли. Это был бы единственный город в России, центр которого был бы абсолютно грамотно и правильно сформирован.

Я категорически против «человейников». И это даже не вопрос денег. Конечно, все бизнесмены должны зарабатывать деньги, но, к сожалению, мы не привыкли смотреть на 50-100 лет вперед. Я постарался посмотреть. Когда я формировал идею, я понял, что строить в этой части нужно то, что всегда будет радовать людей, то, что никто никогда не будет сносить. И мне не должно быть за это стыдно. Ни мне, ни моим потомкам.

И я пошел по самому сложному пути. Но Заречная часть, к сожалению, от моего представления о прекрасном не зависит. На меня в прошлом году выходили собственники бывшего фанерного комбината. Они хотят очень дорого продать свой участок земли. На этот участок хорошо легла концепция формирования псевдоисторического центра. Мы разместили на плане вдоль набережной двухэтажные особнячки, чтобы был такой аутентичный район. Собственники ушли думать. До сих пор думают. Я думаю, что, скорее всего, им мое предложение не подошло. Потому что они хотят сразу деньги заработать, даже не заработать, а чтобы эти деньги им просто дали. Но чтобы им деньги отдать, нужно сначала рискнуть и пройти этот сложный путь проектирования и строительства.

— Расскажите про музей купечества. С кем вы будете его создавать?

— С Сергеем Ивановичем Егоровым, создателем музея в отеле «Восток». Он был моим учителем истории в школе. Когда я стал директором гостиницы, я понял, что гостеприимство в общепринятом понимании уже себя изжило, что мы должны по-новому посмотреть на гостеприимство. Мы должны доносить до наших гостей информацию о том, что есть на тюменской земле. Мы переговорили с Сергеем Ивановичем. Сначала создали музей, потом стали рассказывать о людях, о тюменских купцах. Отсюда и любовь к купечеству, понимание его значимости. Ведь они были в первую очередь меценатами.

Фото: Денис Моргунов

— А где планируется расположить пешеходную туристическую зону?

— Вдоль улицы Береговой от Моста влюбленных в сторону моста по улице Челюскинцев. Потому что это логично. Люди прошли Мост влюбленных и пошли, прогулялись по набережной. В квартале улиц Красноармейская — Большая Заречная — Поперечная — Береговая есть желание построить оперный театр. Также планируется выстроить в Заречье школу. Мы ее спроектировали.

«На Красной площади почему ничего нельзя менять? — Потому что советчиков много»

— На ваш взгляд, неоклассика впишется в сибирскую архитектурную традицию?

— Знаете, хороший вопрос, почему мы до сих пор строим неоклассику. Потому что она также естественна, как природа. Почему она красива. Почему мы любуемся архитектурой конца XIX века? Потому что раньше архитекторы, когда строили, использовали ордерную систему. Ордерная система — это правила, взятые из природного естества. Поэтому она вечна. Она вписывается в любой стиль. Я видел проекты Михаила Филиппова в Москве — Итальянский квартал, Римский квартал. Когда ты там стоишь, смотришь на это, у тебя создается впечатление, что все вокруг временное, а это всегда было и всегда будет. Я считаю, что сегодняшняя архитектура, точнее отсутствие архитектуры — это не что иное, как отражение ментальности нашего общества. Сегодня мы с вами едем путешествовать, чтобы насладиться архитектурой. А тут ехать будет никуда не надо. Наоборот, ехать будут к нам.

— Но в Тюмени есть своя архитектурная специфика, которая интересна и уникальна.

— В том числе. Одно другому же не мешает.

— Вы как-то взаимодействуете с жителями Заречной части, разговариваете с ними?

— Пока никак не взаимодействовали. А зачем?

— Выслушать их предложения. Насколько я знаю, у них тоже есть пожелания о будущем района.

— Я в этих вещах немного консервативен, честно вам скажу. Я, может быть, грубо выскажусь, но, например, на Красной площади почему ничего нельзя менять? — Потому что советчиков много. Поэтому здесь должен работать вопрос доверия жителей застройщику, с одной стороны, и, с другой стороны, уважения застройщика к этому доверию. Если ты понимаешь, что тебе доверяют, то ты ни в коем случае не должен подвести это доверие. Я уже начал работать в этом направлении. И, повторюсь, умышленно пошел по самому сложному пути, чтобы предвосхитить ожидания и не подвести людей, которые там живут. Многие ведь что выражают: «Мы не хотим потерять самый лучший район Заречной части». Но ведь там процентов 90 домов — по сути, развалюхи. Сохранять нечего.

Летняя панорама Заречья и центра, 2010 год. Деревья на левом берегу Туры еще не вырубили.
Фото: Павел Жилин, паблик «Тюмень до нашей эры» vk.com/tyumengrad

— Я думаю, многие жители этого района не хотят переезжать оттуда. Ведь они жили в центре города, а им дают квартиры в Антипино.

— Пожалуйста, покупайте квартиры в новых жилых комплексах Заречья и оставайтесь. Никто же никого не выгоняет.

— У вас недешевое жилье, не эконом-класса.

— Хорошее жилье не может быть дешевым. Я не люблю делить людей на классы, это не моя задача. У меня часто спрашивают: «Это VIP-жилье или эконом»? Я говорю: «Я делаю это просто для понимающих людей». Потому что на сегодняшний день просто жилье перестало быть ценностью. Почему никто не продает квартиры в центре Москвы, Петербурга? Потому что это ценность. Вот и надо эту ценность сформировать. «Дешево — дорого» не работает в этом случае.

Такое жилье будет только дорожать со временем. Это капитал, который ты сможешь передать своим детям. И у них тоже будет актив, который никто не снесет. Поэтому я назвал это «архитектурный ансамбль». Потому что от словосочетания «жилой комплекс» уже тошнит. Нужно создавать ансамбли. Ну кто подпишется под микрорайонами «человейников», что он это спроектировал? У нас вообще архитекторы сейчас будто не нужны. В условиях многоэтажек не смогут жить люди будущего. Почему женщины перестают рожать, почему возникают конфликты, почему люди ненавидят друг друга? Из-за окружающей их среды. Безусловно, в меня многие кинут камнем, что я строю дорого. Наверное, это так. Но каждый выбирает свой путь. Я выбрал такой.

«Любой исторический центр приносит в бюджет города денег больше, чем какое бы то ни было градообразующее предприятие»

— Может быть, вам известно, какие еще застройщики планируют осваивать территорию Старой Зареки? Хотелось бы, чтобы там не было разнобоя архитектурных стилей.

— Чтобы что-то в едином стиле получилось, кто-то должен взять на себя ответственность и продавливать эту тему. Потому что ведь будут оправдываться, что денег нет, «давайте немного упростим фасады, что-то поменяем, добавим этажности»… И если воли не хватит, махнут рукой, и разрешат. И мы снова вернемся к многоэтажкам.

— Последний вопрос — про оперный театр. Вы планируете его выстроить своими силами?

— Строить оперный театр — это очень дорого. Это огромные деньги. Мне, конечно, сегодня планировать строительство оперного театра — это насмешить весь свет. Я говорю о том, что я хочу, чтобы там был оперный театр. Потому что если говорить о будущем Тюмени, воспринимать его как столичный город Сибири, миллионник, то он не может быть без оперного театра.

Безусловно, хотелось бы, чтобы в Заречной части создавалась культурная среда. А кто уже будет строить, по какому проекту, когда, это будут деньги собственников или государственные — об этом можно долго рассуждать. Больше пока ничего не могу тут прокомментировать. Вы поймите одно: я за красоту, за правильное понимание исторического, европейского центра города. Любой исторический центр приносит в бюджет города денег больше, чем какое бы то ни было градообразующее предприятие. Он более стабилен, вечен. А предприятие может разориться или изжить себя под влиянием технологического прогресса. И об этом тоже нужно думать. Чтобы город развивался и казна пополнялась. Все просто.

Подписывайтесь на наши соцсети, чтобы узнавать еще больше интересных новостей: Instagram, «ВКонтакте», Facebook, Telegram, Яндекс.Дзен.