Эльдар Джарахов, Моргенштерн и украшения для мировых звезд. Интервью с топовым ювелиром

null
Instagram j.mozi

Дмитрий Кузнецов родился и вырос в Тюмени. Он занимается ювелирным делом уже более 10 лет, и успел за это время поработать с топовыми российскими и зарубежными музыкантами. Сейчас его ювелирная студия под названием Mozi Jewerly находится в Санкт-Петербурге. Он со своей командой делает украшения для Моргенштерна, Тимати, OG Buda и других. «Моменты. Тюмень» поговорили с Дмитрием о самых необычных заказах, ценах на его изделия и украшении для рэпера Asap Rocky.

— Недавно ты посетил Тюмень. До этого давно не был в родном городе? Как ощущения?

— Я в Тюмени уже третий раз за два месяца, у меня здесь живут родственники, сейчас я за дочкой приезжал. Это уже довольно обыденные поездки. Впечатления отличные, видно, что город меняется в лучшую сторону. Особенно, если сравнить с тем временем, когда я уезжал. Вообще два разных города. Стало гораздо приятнее находиться в нем. Про набережную вообще молчу, удивлен, что строят левый берег.

— Раскрой смысл своего псевдонима.

— Когда я жил в Тюмени и занимался граффити, у меня был псевдоним Mosaica. Потом, когда я решил, что хочу уйти в ювелирку, долго думал, перебирал всякие названия. Потом решил просто сократить псевдоним до Mozi. Ну и оно как-то прижилось. Спустя некоторое время я узнал, что, оказывается, когда рэпер Смоки Мо начинал свою карьеру, у него было точно такое же прозвище. А еще я узнал, что есть целое ответвление в буддизме с созвучным названием.

— Прикольно. Мне кажется, идея мозаики хорошо ложится на то, чем ты занимаешься.

— Ага, мы недавно запатентовали свой товарный знак во всем мире. Никого не пустим теперь к нашему имени. (смеется)

— С чего все начиналось?

— В универе, на последнем курсе, я стал делать всякие штуки для друзей и родственников. По-моему, одним из первых звездных подгонов была подвеска для Obladaet, но, вообще, трудно вспомнить. Все начало бурно развиваться как-то в один момент. Я много раз хотел забить на это большой болт.

— Были и такие моменты?

— Конечно, когда ничего не получается, и ты зависишь от многих людей, производств, когда сроки не выдерживают, наплыв заказов, и у тебя просто взрывается голова от того, что ты не можешь сделать пять — десять изделий. Это сейчас мы отдаем по 40 — 50 заказов в день, а было такое, что мы не могли принять больше пяти — десяти в месяц. Не было мастеров, и нужно было самому бегать, забирать, привозить, платить аренду — в общем, куча факторов.

— Когда ты понял, что дело пошло?

— Давай так, вот прям чтоб поперло, я понял позавчера. (смеется) Это был момент, когда я пришел в офис и не мог пройти. У меня было такое количество гостей и сотрудников, такая движуха, что я просто не мог дойти до своего стола. Я смотрел и думал: «боже мой, откуда столько людей?». Тогда я и осознал, что мы уже не маленькая компания, а бренд с кучей талантливых ребят.

— Что можешь сказать о своем земляке OG Buda?

— Гриша очень талантливый парень, у него хорошая чуйка на людей и классная музыка. Хорошо было бы, если бы вставал пораньше (смеется), а так, исключительно положительный человек. С ним у нас уже было несколько проектов.

— Хотел когда-нибудь сам делать рэп?

— Я раньше постоянно писал какие-то тексты, даже есть пара школьных треков. Сейчас периодически бываю на студиях, что-то записываю, но нет времени, чтобы уделить этому должное внимание. Если бы я был про музыку, то это был бы кальянный поп-рэп.

— В своих stories в Instagram ты критиковал статью Собаки.ru, в которой они сравнили питерских ювелиров с Van Cleef. Что тебя так возмутило?

— Они сравнили бижутерию с ювелиркой. Сравнивать украшения с AliExpress и Van Cleef — это неуважение к труду ювелиров. В таких именитых брендах работают мастера, которые занимаются этим уже очень много лет. Для них одна неправильная линия может обернуться огромным штрафом, а их зарплаты — это вообще космос, примерно по 10 — 15 тысяч евро. Поэтому сравнивать их с ребятами, которые делают изделия из латуни и пластика, как минимум некорректно. Причем я знаю половину из этих ребят, и с уважением к ним отношусь, некоторым мы даже помогаем. Тут просто сама формулировка неверна. Если уж взялись популяризировать ювелирное дело, то делайте это правильно.

— В своем Instagram-аккаунте ты упоминал, что готовишь проект со своей новой машиной, Audi RS6. Хочешь ее украсить бриллиантами?

— Мое внутреннее состояние от покупки этой машины не описать, я просто счастлив. Про этот проект много рассказать не могу, но авто однозначно ждут большие визуальные изменения. Это будет очень интересно, настоящий бриллиант. Мне кажется, для России это будет слишком. (смеется)

Mozi J X Audi RS6
Instagram j.mozi

— С кем из российских артистов ты бы хотел посотрудничать?

— Со всеми хотел бы, главное, чтобы хватало времени. На каждый проект его уходит довольно много. А так, я бы хотел поработать с Леонидом Агутиным. Еще Валерий Меладзе мне очень импонирует. С Лолитой… Ну, такой old school, в общем (смеется). Потому что со многими молодыми артистами мы уже работаем, просто я не могу об этом распространяться. В ближайшее время выйдет очень много крутых проектов.

— А из зарубежных?

— Young Thug, Future, Drake. А еще Asap Rocky, у меня лежит изделие с собой готовое для него. Он должен был выступить в Москве и Питере два — три года назад, но так и не приехал. Тем не менее, мы не унываем и разрабатываем вариант, чтобы передать ему украшение в Нью-Йорке.

— А он знает про это?

— Да, когда он планировал ехать сюда, то заезжал перед выступлением на разговор, в котором ему сказали, что на концерте будет ювелир, который очень долго готовил для него украшение. Сейчас будем пробовать через людей в Америке выходить на него и пытаться вручить подарок. Ограничений вообще никаких нет, это все в голове. Поэтому, если ты хочешь и прикладываешь к этому усилия, то все будет. Это только так и работает.

— Есть какие-то интересные проекты в разработке, про которые ты уже сейчас можешь рассказать?

— Как правило, мы обычно этого не афишируем, чтобы не создавать лишний информационный шум. Очень много артистов, с которыми ведем переговоры и для которых рисуем. Но, поделюсь, очень классное изделие в ближайшее время выйдет для Эльдара Джарахова. Очень классное, ну прям супер крутое.

— Ты и твои мастера вдохновляетесь кем-то из производителей ювелирки?

— Мастерам следить некогда, они работают. На самом деле, у каждого из них есть несколько крутых проектов. Есть также много людей, которые приходят уже со своими готовыми идеями, и это тоже вдохновляет. А так, изучаю историю, читаю много книг о ювелирном деле.

— В одном из интервью ты говорил, что европейским артистам нравится ваш подход к созданию изделий. В чем это проявляется?

— Эскизы, модели, детализация. У них такого нет, и это им заходит. Несомненно, классные мастера есть не только в России, но именно по идеям и эскизам наше видение им больше нравится. Я говорю, по крайней мере, о тех людях, с которыми я работал.

— Какую самую дорогую вещь ты делал?

— Это коммерческая тайна, не могу об этом распространяться.

— Хорошо, а сколько в среднем стоит изделие на заказ?

— Средний чек сейчас — это 15 тысяч рублей, если у нас покупают что-то готовое. Если это индивидуальный заказ, то цены начинаются от восьми — девяти тысяч и до бесконечности, все зависит от уровня притязаний.

— Что самое необычное у тебя заказывали?

— Ну, про гроб я уже много где рассказывал, но от этого я просто выпал в осадок. В общем, мне заказали серебряный гроб под человека. Когда к тебе с таким приходят, это очень странно. В голове начинает появляться много вопросов. Из недавнего — был запрос на печатную машинку. Прямо на полноценную рабочую печатную машинку, в которой нужно было элементы некоторые заменить. Это было необычно, да и клиент сам по себе интересный.

Подписывайтесь на наши соцсети, чтобы узнавать еще больше интересных новостей: Instagram, «ВКонтакте», Facebook, Telegram, Яндекс.Дзен.